Состояние космического дистанционного зондирования Земли в условиях санкций

Сейчас приходит большое количество вопросов по поводу доступности космических данных дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Полевой сезон уже начался во многих регионах юга и скоро начнётся в северных. Традиционно, весна это сезон природных бедствий, связанных с затоплениями и началом пожароопасного сезона, начинается активная навигация в северных морях, активизируются стройки, сельскохозяйственные и лесоустроительные работы. Всё это требует оперативного обеспечения данными ДЗЗ.

С аналитикой объемов поставок в России космической съемки плохо. Интерполировать данные одной компании (например, итоги года АО «РАКУРС» за 2021 год) на весь рынок не представляется возможным, но, хорошо понимая отрасль изнутри можно делать определенные выводы.

Снимки сверхвысокого разрешения – СВР (от 30 см до 1 метра, включая искусственные 15 см). Основные поставщики на рынке были: MAXAR и Airbus. Доля южнокорейских снимков KOMPSAT была незначительна. Объемы поставок китайских данных оценить сложно, но они были и занимали отнюдь не последнее место. К этой же категории надо относить и российские данные с КА Ресурс-П (0,7 м), которые поставлялись государственным организациям бесплатно.

В настоящий момент ни один зарубежный оператор космических данных ДЗЗ сверхвысокого разрешения не поставляет данные для российских заказчиков. Ситуация с китайскими данными находится в подвешенном состоянии, с ряда спутников данные недоступны, в некоторых случаях заказы продолжают приниматься без гарантии поставок. Последние снимки с КА Ресурс-П датируются сентябрём 2021 года и в настоящее время новая съемка с этого аппарата недоступна.

Сверхвысокое разрешение обеспечивало создание ортофотопланов масштаба 1:5000 – 1:10 000. Также недоступны сервисы ДЗЗ, например, MAXAR SecureWatch и поставка готового рельефа.

Как правило, аппараты сверхвысокого разрешения способны делать стереосъемку, что позволяло получать на основе стереофотограмметрической обработки снимков данные о рельефе. Следует отметить, что сверхвысокое разрешение съемки несло большой прикладной характер, используясь для решения разнообразных задач, в которых нужны точности определения координат до нескольких метров.

Данные СВР были ценны большим объемом накопленного архива съёмки, что составляло основную часть поставляемых данных. Архивные данные СВР в настоящее время доступны только с КА Ресурс-П (0,7 м), которых, очевидно, недостаточно. Частично заместить архив могут материалы аэрофотосъемки, выполняемые в масштабах 1:10 000 на межселенную территорию и 1:2000 на застроенную в рамках проекта создания Единой Электронной Картографической Основы (ЕЭКО). Данные ЕЭКО и другие материалы ДЗЗ доступны для поиска в Федеральном Фонде Пространственных Данных (ФФПД).

Ценность архивных данных СВР заключалась в возможности подбора съемки на конкретный период за прошлые годы. Такие данные в последнее время пользовались спросом для решения, например, судебных споров о земле. Плотность архива имеющихся данных в ФФПД не может сравниться с архивами ушедших операторов космической съемки.

Традиционно космическая съемка сверхвысокого разрешения конкурировала с аэрофотосъемкой (АФС) как пилотируемой, так и беспилотной, обладая рядом преимуществ, в том числе не являясь отнесенной к сведениям, составляющих гостайну.

Заместить новые космические данные ДЗЗ сверхвысокого разрешения способна только пилотируемая авиационная съемка или беспилотники.  Переход на авиационную съемку несет в себе прямые и косвенные издержки. Заказ новой космической съемки может (мог) быть существенно дешевле, особенно для удалённых территорий и получен оперативнее.

Рынок пилотируемой АФС мал, компаний, с собственными или арендуемыми самолётами можно пересчитать на пальцах, стоимость такой съемки высока. Кроме того, в условиях санкций ремонт и обслуживание самолётов иностранного производства становится проблемой. Помимо самолётов есть и сложности с проведением заводской калибровки профессиональных камер, что обеспечивает геометрическую точность получаемых данных. Да и поставка новых камер в данный момент невозможна, своих камер для АФС Россия не производит.

Способны ли беспилотники обеспечить потребность в данных СВР? Нет, особенно если это касается удаленных территорий. Помимо этого, бюрократия в области использования воздушного пространства и ограничений по секретности данных отнюдь не способствует обеспечению снимками потребителей. Более того, новые федеральные авиационные правила с 1 марта фактически поставили беспилотную аэрофотосъемку вне закона. Безусловно и то, что стоимость аппаратов вырастет.

Особенностью АФС также является большой объем получаемых данных. Там, где достаточен один космический снимок беспилотник получит сотни и тысячи снимков, что потребует временных затрат на их обработку, исчисляемых порой днями. Обработка данных БПЛА требует также мощных вычислительных ресурсов, стоимость которых сейчас существенно выросла. Беспилотная отрасль, в целом, пока очень осторожно оценивает свои перспективы.

Снимки высокого разрешения – ВР (от 1 – 5 метров). Востребованные данные поставляла французская компания Airbus с аппаратов Spot-6,7. Также были доступны данные с китайских аппаратов. Эти данные активно использовались для выполнения лесоустроительных и мониторинговых работ. В данный момент снимки высокого разрешения доступны в виде архива и новой съемки с российских спутников Канопус (2 метра) и Аист (1,5 м).

Существенным минусом этих аппаратов является отсутствие стереорежима, необходимого для построения рельефа. Использование открытых моделей рельефа (SRTM) для создания ортофотпланов возможно, но это приводит к снижению точностных характеристик выходной картографической продукции.
Переориентация потребителей на российские данные очевидна, но насколько производительность аппаратов и качество съемки будет обеспечивать все потребности, покажет время. Заместить данные ВР пилотируемой съемкой можно, с учетом ограничений, указанных для сверхвысокого разрешения.

Снимки низкого разрешения – НР (10-30 метров) представлены бесплатными снимками Sentinel и Landsat, активно используемыми в сельском и лесном хозяйстве. В данный момент есть ограничения на доступ к некоторым сервисам, предоставляющих эти данные, но они обходятся посредством VPN и/или перерегистрации аккаунтов.

Радиолокационные данные (САР) имеют крайне узкую нишу использования. Наиболее активно применяются такие данные для обеспечения ледовой проводки судов по Севмор пути. Поставку таких данных и сервисов на их основе обеспечивали немецкие, итальянские, испанские, южнокорейские компании. Бесплатные данные со спутника РСА Sentinel-1 не могут обеспечить потребность пользователей. Данные с китайского КА GaoFen-3 также недоступны.

Таким образом, наиболее критичная ситуация складывается вокруг данных сверхвысокого разрешения, стереосьемки и радиолокационных данных. Что касается рыночных оценок, то у нас не так много компаний, специализирующихся на космической съемке и если ситуация будет продолжаться и далее, то, очевидно, они будут вынуждены сократить или остановить свой бизнес. Потребители данных СВР будут вынуждены увеличивать затраты на съемку, переходить на полевые изыскания, или снижать количество работ с использованием данных ДЗЗ. Что касается программного обеспечения для фотограмметрической и тематической обработки данных, то российские разработчики закрывают потребности в данном классе ПО.

Проконсультироваться по вопросам поставки космических данных и выполнению аэрофотосъемочных работ: info@gisgeo.org

Exit mobile version